среда, 6 января 2021 г.

Вторая половина жизни

 1. Когда время подходит к концу


Я не уверен, что эта заметка будет интересна читателям в возрасте 35- . Пока мы молоды, мы не замечаем время и кажется, что жизнь будет длиться вечно. Что возрасту мы не подвластны, и старость - это где-то там далеко, это для каких-то бабушек и дедушек, но не для нас. Когда мне было лет 25, я на полном серьёзе уверял окружающих, что планирую прожить до 125 лет. А что? Я здоров, без вредных привычек, веду осмысленный и здоровый образ жизни. Почему бы и нет?! 120-125 лет жизни казались вполне реальным сроком... 

А потом начали умирать мои одноклассники, друзья, коллеги. Про несчастные случаи и тяжкие болезни понятно - это не про старость. Но как вам диагноз "синдром внезапной смерти"? Когда скоропостижно и совершенно неожиданно уходит из жизни твой ровесник, а врачи лишь разводят руками, и ничего толкового не могут сказать о причине его смерти? 

Вероятность смерти в зависимости от возраста в России (2015, данные ВОЗ)


(Картинка отсюда. Более современные варианты по России я не нашёл)

Из умных книг (по демографии) я узнаю, что с возрастом (после 30) с каждым годом вероятность смерти начинает возрастать по экспоненте. Мы не просто движемся к смерти - мы несёмся к ней как тяжёлый железнодорожный состав без тормозов несётся под горку. И в каждый момент времени этот состав может сойти с рельс. 

Из других умных книг (по биологии) я узнаю, что...


...что матери-природе наше долголетие, в общем-то, никак не нужно. Матери-природе нужно продолжение рода. Поэтому здоровьем, энергией, репродуктивными способностями и прочими талантами (что подтверждает и акмеология) мы блещем, когда нам 25-30-35. Если до 40 лет размножился - замечательно, биологическая миссия выполнена! Потому что после 40 ты уже отработанный биоматериал.

Хотя нет, не совсем верно. Потомство у млекопитающих слабенькое, долго требует заботы и внимания. Но как только наши дети становятся сильными и самостоятельными, мы точно уже не нужны. И чем в более благополучном и стабильном обществе мы живём (ох, эти сладкие гарантии безопасности со стороны цивилизации!), тем меньше новые поколения испытывают нужду в помощи и участии со стороны предыдущих поколений. Вот и когда это "чувство ненужности" появляется - когда нам 40-45-50 ? 

Можно, конечно, цепляться за жизнь. Но есть смутное подозрение, что наш собственный организм начинает заниматься тайным саботажем против нас самих. Недавно в одной из книг по диетологии (Бас Каст "Компас питания") я наткнулся на данные современных исследований т.н. "естественного питания". Оказалось, что если животным (и человек тут не исключение) предоставлять возможность выбирать какую угодно пищу и в каком угодно количестве, то о стандартах здорового питания можно забыть))). Животные выбирают тип питания, ориентированный на максимальную репродуктивность. В частности, употребляют как можно больше белковой пищи и значительно перебирают с нормой калорий. 

Избыточная калорийность плюс много белка - это важно для зачатия и рождения сильного потомства. Но беда в том, что шаблон подобной "диеты" сохраняется и тогда, когда мы давно вышли из репродуктивного возраста. С возрастом белковая пища усваивается всё хуже, её "недопереваренные" остатки ведут к зашлакованности организма, что в свою очередь порождает/усиливает микровоспалительные процессы, которые становятся причиной/фактором всяких серьёзных заболеваний.

Два самых жутких возрастных заболевания 21 века - онкология и болезнь Альцгеймера - тоже результат саботажа нашего организма. Я понимаю, что это лишь одно из возможных объяснений, но тем не менее... Раковая опухоль - это, по сути, парадоксальная попытка нашего организма бороться против старости и смерти. Цепляясь за жизнь, наш организм начинает выращивать "запасные клетки" в виде раковой опухоли. В итоге эти "запасные клетки" полностью вытесняют те, которые функционировали нормально до них (но в ослабленном режиме) и тем самым убивают организм. Получается, что рак - это такой механизм ускоренного самоуничтожения для тех, кто пытается прожить дольше "репродуктивной нормы".  (Нечто похожее происходит и при болезни Альцгеймера, только там "запасные клетки" создаёт, а точнее пытается их "улучшить", головной мозг).

...Зачем я пишу этот пост? Есть один повод и целых две причины. 

2. Мне тоже 50+ 


Повод такой: в последнее время за консультациями ко мне всё чаще обращаются люди в возрасте 50+ . По общепринятым меркам это вполне успешные люди. Они состоялись в профессии, вырастили детей, материально обеспечены и пока ещё относительно бодры и здоровы. Но уже появляется та самая "тревога второй половины жизни", когда остро начинаешь чувствовать, что ты не вечен и до 125 лет вряд ли дотянешь. 

Могильным холодком уже повеяло, но жить-то всё равно хочется! Хотя и не всегда понятно, ради чего и ради кого жить. И как именно жить? Обрести смысл жизни во второй её половине - очень непросто... Особенно, когда многое уже пережито и передумано. Но в современном мире всё меняется очень стремительно, и крайне неприятно осознавать, что твой жизненный опыт вдруг обесценился, жизненные принципы устарели, и в 50+ вроде как надо начинать жизнь с чистого листа... 

Что говорить этим людям? Которые прямым текстом спрашивают: "Как мне жить? Как найти смысл во второй половине/в конце моей жизни?". У меня нет готовых ответов (они всегда индивидуальны), но попробую поразмышлять над темой.

Причина №1 (очень личная). 2 января 2016 года от рака лёгких умер мой отец (в этом блоге есть пост его памяти). Ранее из книг по психологии я конечно знал про "синдром годовщины" - о том, что в памятные трагические даты мы вновь переживаем (иногда очень сильно, вплоть до депрессии) значимые для нас утраты. Но не думал, что этот самый "синдром годовщины" будет так сильно затрагивать меня. 

Знаете, это нечто особенное: в декабре-январе кто-то подводит итоги своего "супер-продуктивного года", публикуя бравые отчёты в социальных сетях, кто-то радостно готовится к встрече Нового Года, а на меня накатывает депрессняк 😞 . Вспоминаю папу; до сих пор виню себя, что никак не смог ему помочь; сожалею о том, что мы вместе могли бы сделать, но не успели; кручу в голове решения, которые ТОГДА (если чудом вернуться в прошлое) могли бы его спасти... Не знаю, закончится ли когда-нибудь мой "синдром отмены", но пока Новый Год (и вся эта суета с подведением итогов и планированием следующего года) для меня безнадёжно грустный праздник, день памяти и скорби.

Вот на этом фоне и приходят в голову мысли о второй половине жизни и о её конечности (иногда внезапной).

Причина №2 (личная). Как говорил Ходжа Насреддин, поглаживая седую бороду: "С 18 лет моя сила совсем не изменилась! Возле ворот лежит большой камень. Как в 18 лет я не мог его сдвинуть с места, так и сейчас не могу". Смысл этой истории в том, что старость почти всегда подкрадывается незаметно. Наше самовосприятие "консервируется" тогда, когда мы ещё молоды, умны, сильны и очаровательны (обычно в том самом идеальном репродуктивном возрасте 30-35 лет). Наша самооценка во второй половине жизни часто неадекватно завышена. Мы не замечаем, как когнитивные способности ухудшаются и телесные кондиции снижаются. И нас очень удивляет тот факт, что "раньше я с лёгкостью мог пройти/пробежать 10 километров, а тут вдруг что-то устал". Мы уверены, что "всё можем", но на деле возраст работает против нас, создавая всё больше ограничений.

После того, как в ближайшей "Пятёрочке" одна и та же молоденькая кассирша трижды поинтересовалась есть ли у меня пенсионное удостоверение, я не выдержал и спросил: "Неужели я такой старый? Вы каждый раз у меня пенсионное спрашиваете, а мне ещё до пенсии очень далеко!". Барышня смутилась и стала оправдываться: "Я вижу, что у вас борода вся седая, вот и подумала....". 

Эйджизм не пройдёт! Но когда весь мир начинает напоминать тебе о том, что ты старый...

Но ещё хуже дела обстоят в родном фитнес-центре. Молоденькие инструкторы-фитоняши)))  (не важно, какого пола), узнав, что мне 50+  (плюс определенные ограничения по здоровью), убегают как от огня: "Ну это вам нужен специалист по лечебной физкультуре! Тут возрастные риски, которые мы на себя брать не хотим". После такого чувствуешь себя прям древним дедом, настоящим доисторическим динозавром...    

Это я пишу к том, что я и сам нахожусь во второй половине жизни. Так-то в душе мне примерно 30))), но мой составчик тоже постепенно разгон под откос набирает. И вокруг всё больше утрат и ограничений. И мысли о смерти меня точно так же посещают (вот выпуск рассылки по теме), и о том, что в итоге останется (например, вот про выживание). 

Поэтому пока тут народ итоги/планы в годичной перспективе расписывает, я в более широком масштабе поразмышляю. 

3. После нас останутся... дети?


Сравнительно недавно один умный (и по всем общепринятым меркам успешный/состоявшийся в жизни) человек, рассуждая у меня на приёме о смерти и смысле жизни в старости, сказал: "После нас останутся только дети и книги"

Гм... Дети есть не у всех. И даже если они есть, то это вовсе не гарантирует того, что цепочка вашего рода на них не прервётся. Например, в случаи войны или эпидемии смертельного вируса. Или (что в современном мире более вероятно), в случае какой-нибудь очередной моды и массовой промывки мозгов молодёжи на тему чайлдфри, радикального феминизма и т.п. А вот просто уверуют ваши дети в идею, что "плодиться и размножаться - плохо!" а "родительство - это тяжкий крест, который лишит вас радостей жизни и карьерных возможностей", и окажетесь вы в роли "последнего из могикан" 😞 . 

Но главное тут в другом - важен ведь не просто факт наличия детей самих по себе. Важно чувствовать "родство душ", некую преемственность поколений. Не просто на уровне "у нас цвет глаз и форма носа одинаковые". И не просто на уровне отдельных навыков/привычек ("мы одинаково умеем борщ готовить" или "я научил его/её автомобиль водить"). Важна духовная преемственность

Я верю, что в каждом из нас есть что-то хорошее (в глобальном, духовном смысле). Каждый из нас по-своему умеет служить Истине / Добру / Красоте, создавая для Мира нечто большее, чем то, что удаётся урвать для себя любимого в повседневных "крысиных бегах". Есть некое "духовное зерно" - идеи, принципы жизни, практики, достижения, которые наши дети усваивают от нас. Усваивают по-своему, творчески, адаптируя к своей жизни и вызовам нового времени. 

Вовсе не факт, что "наши дети будут лучше, чем мы" - то есть, что им удастся это самое "духовное зерно" прорастить, развить и приумножить. Но сама по себе духовная преемственность вполне узнаваема. Например, я знаю одну семью, где отец был журналистом и его лучшие материалы были посвящены проблемам равноправия женщин и мужчин ещё в СССР; его дочь стала успешным семейным психологом, отличным специалистом по партнёрским отношениям в браке; а его внук в настоящее время заканчивает получать юридическое образование в сфере семейного права. Как видите, профессии все разные, но общее "духовное зерно" тут очевидно - это интерес к этической стороне (Добро) гендерных отношений.   

Траектория духовной преемственности может быть весьма причудливой. Но всё равно остаётся особый эффект узнавания "себя в них" (т.е. родители узнают себя в детях). И эффект этот связан с положительными эмоциями - мы узнаём в них "то самое лучшее", что есть в нас. Это нас радует, вдохновляет, даёт возможность гордиться своими детьми (и собой тоже))), создаёт ту самую "уверенность в завтрашнем дне". В данном случае можно уверенно и удовлетворенно сказать: "После нас останутся НАШИ дети!".
 
Но и тут никаких гарантий... Преемственность вполне может работать и со знаком "минус". Это происходит, если творческое переосмысление родительского "духовного зерна" основано не на любви и понимании, а на ненависти и отрицании. Каждый из нас (и наши дети не исключение) заложник прошлого эмоционального опыта. Детские обиды, бытовые конфликты, поверхностные противоречия во взглядах представителей разных поколений и т.п. могут формировать "ценностный негативизм". Когда под влиянием негативных эмоций дети не задумываясь выбрасывают из своей жизни и то по-настоящему ценное, чему они могли бы научиться у своих "предков". 

Свежие новости из мира взаимоотношений "отцов и детей")))

(Совсем свежие новости про взаимоотношения "отцов и детей" 🙂 А что, может быть видный правозащитник вырастет или детский омбудсмен?)

Это не означает, что дети станут в своей жизни придерживаться антиценносей / контрценностей (по отношению к родительским), но вместо описанного выше эффекта узнавания мы будем чувствовать их опасную чужеродность. И вот той самой уверенности, что после нас остались действительно НАШИ дети, уже не будет 😞 . 

Можно ли управлять этой самой духовной преемственностью? Можно (и нужно ли) создавать её целенаправленно? Об этом чуть дальше, а пока про книги 😉 

4. Останутся после нас... книги?


Эту фразу ("После нас останутся только дети и книги") можно понимать как в буквальном, так и в переносном смысле. "Дети" - это наше биосоциальное наследие (если повезёт, то и духовное), а вот "книги" - это в чистом виде наследие духовное. Хотя и чуть-чуть материальное))) - печатают ведь их на бумаге! И понятно, что кроме книг это могут быть картины или скульптуры, музыкальные произведения, архитектурные шедевры, научные открытия, технические изобретения, социальные/политические/религиозные реформы и т.п. - то есть вклад в социокультурное наследие человечества, который переживёт нас.

Вклад этот может быть различным по масштабу и знаку. Приведу пример. У нас в области рядом с одной деревней есть Манькина гора (название изменено 🙂 , но история вполне реальная). Мы рядом с этой горой в лесу собирали грибы, и однажды я заинтересовался, откуда взялось такое название. Стали спрашивать местных. Все деревенские утверждали, что гору так назвали давно, ещё до революции 1917 года, но почему именно гора "Манькина" никто точно не знал. Я задал вопрос знакомому историку. Тот порылся в архивах, и обнаружил, что топонимика восходит аж к петровским временам, к концу 17 века. Что тогда действительно в деревне жила такая Мария (Маня), у которой жениха забрали в солдаты (тогда это означало, фактически, пожизненно). С горя Маня стала "звездой разврата" в масштабе отдельно взятой деревни, но долго такого образа жизни не выдержала и повесилась на берёзе. Как вы догадываетесь, повесилась она на той самой горке, которую потом и назвали "Манькиной". Такой вот вклад в социокультурное наследие человечества (уж и не знаю, какой тут смайлик ставить - весёлый или грустный...).     

Эту историю я рассказал для того, чтобы продемонстрировать, что Культура живёт своей собственной жизнью. В социокультурной памяти человечества работают довольно причудливые эволюционные и меметические законы. Например, мы прекрасно помним, кто такой Герострат (и его "вклад" в мировую культуру), но вряд ли сможем припомнить хотя бы 3-5 лауреатов Нобелевской премии по литературе первой половины 20 века. 

Чтобы "книги" после нас действительно ОСТАЛИСЬ (в социокультурной памяти хотя бы нашего посёлка))), это должно быть действительно что-то выдающееся, типа "Войны и мира" Л.Н.Толстого. Хотя... Сам Лев Николаевич больше считал себя общественным деятелем, чем писателем; относился к писательству, как к обычному ремеслу (а не Творчеству). Сама книга включена в школьную программу, но многие ли её действительно осилили? Помнит ли хоть кто-то из вчерашних школьников "про что" книга, и какие уроки для себя и для своей жизни он из неё извлёк? Можно ли считать, что "Война и мир" действительно ОСТАЛАСЬ в мировой культуре, или вследствие глубинных эволюционных процессов она всё больше превращается в мем, в симулякр, в пародию на саму себя? И в своём первозданном виде этот текст/книга уже не существует?

Современным издательствам (и читателям?) не нужна "нетленка" вроде "Войны и мира". Им нужно что-нибудь покороче, страниц на 100-120 (чтобы осилили) на какую-нибудь актуальную тему (чтобы хорошо продавалось). Если раньше срок жизни книги был равен одному читательскому поколению, то сейчас он сокращается до одного продажного сезона. Тексты превращаются в жанровый фастфуд, а писатели в заложников маркетингового конвейера. Не знаю, осознаёт ли какая-нибудь очередная Дарья Донцова, что написанные ею 100500 книг после неё вряд ли останутся. И каково жить с таким осознанием?!

На момент написания этой заметки (в декабре 2020 - январе 2021) я написал три книги. Первая из них (С.И. Калинин "Компьютерная обработка данных для психологов", 2002 г.) уже не "останется", потому что написана для моих студентов (т.е. тогда была "актуальна") как руководство по работе со статистической программой SPSS. Сама программа используется и по сей день, но претерпела множество обновлений. А книга от этих обновлений безнадёжно отстала; фактически, это уже не нужная никому макулатура. Я прекрасно понимаю, что после меня данная книга не останется 😞 

Со второй книгой (С.И.Калинин "Тайм-менеджмент: практикум по управлению временем", 2006 г.; скачать можно тут 😉 ) ситуация немного получше. В ней есть некоторые главы, которые я переписал бы или значительно дополнил, но в целом, как мне кажется, книга не утратила своей актуальности и пользы. Люди остаются людьми, и хочется верить, что качественные тексты по личной эффективности останутся не только на десятилетия (как, скажем, у А.К.Гастева), но и на века (как у Б.Франклина). И вообще в планах есть задумка сделать второе издание моей книги по тайм-менеджменту. Как говорится, исправленное, расширенное и дополненное. И ещё более "нетленное"))). 

С третьей книгой (С.И.Калинин "Чтение как образ жизни", 2018) всё не так однозначно. С одной стороны она посвящена техникам/навыкам рационального чтения, что мега-актуально для всех, кто вынужден много читать (школьники, студенты, работающие с информацией профессионалы). И пока будет существовать "обучающаяся публика" (а это надолго))), моя книга будет востребована. С другой стороны, сами навыки чтения являются очень индивидуальными, и не факт, что мой подход многим понравится. И с третьей стороны, возможно, уже совсем скоро технический прогресс сделает чтение устаревшим способом получения информации, заменив его прямой загрузкой данных в мозг или чем-то подобным. Но даже если это и случится, то лет 100-150 моя книга останется полезной 😉 .

Впрочем, никто не знает, как оно там обернётся в будущем. Мой отец написал одиннадцать книг. Их жанр точно определить сложно, лучше всего подойдёт "профессионально-жизненная эссеистика". Отец окончил Ленинградский институт культуры (им.Крупской) и всю жизнь проработал "в культуре". Прошёл профессиональный путь от директора сельского клуба до заместителя главы городской администрации по социальным и культурным вопросам. В своих книгах он писал об опыте своей работы (в т.ч. расписывая методику организации культурно-массовых мероприятий); туда же попадали мемуарные заметки о путешествиях, встречах с интересными людьми; а также "лирические отступления" и философские размышления на самые разные темы. 

Всё это, конечно, замечательно... Но отец был человеком эпохи СССР. И если в советские годы за его книгами гонялись тогдашние культпросвет работники и их использовали в качестве учебных пособий в соответствующих институтах и училищах, то после распада СССР всё это стало не актуально. Мемуарные заметки обычно представляют интерес в рамках одного поколения. А потом поколение уходит, и новому поколению воспоминания про знаменитостей местного масштаба мало интересны. 

В книгах есть ещё и "философские размышления", но в  отрыве от личности они плохо воспринимаются. Отец был отличным собеседником, умел мыслить не по шаблону и ярко преподносить свои идеи. Он мог быть душой любой компании, его слушали, что называется, "раскрыв рот". Но одно дело устный рассказ (плюс личность рассказчика, плюс талантливое преподнесение), и совсем другое - письменное изложение. На фоне устаревших текстов про "советскую культуру" у тех, кто лично моего отца не знал и с ним не общался, просто не хватит сил и мотивации, чтобы эти философские озарения оценить.

Ну и последний штрих... Практически все свои книги отец издавал за свой счёт. Рукописи были написаны от руки (таким почерком, который и я с трудом разбираю). Книги издавались в частных издательствах, которых уже нет. Часть книг издавалась ещё в докомпьютерную эру. А это означает, что вёрстка не сохранилась. Остались лишь редкие печатные экземпляры, некоторые из которых изданы на дешёвой газетной бумаге. Говорят, что бумажная книга в среднем живёт 40-50 лет, потом ветшает. Книги из газетной бумаги живут ещё меньше; чернила выцветают и бумага буквально рассыпается уже лет через 15-20. А вы говорите "рукописи не горят" 😞 Горят, и ещё как! 

ОСТАНУТСЯ ли после нас книги? За свои я почему-то не беспокоюсь, так как они уже обустроились в цифровой реальности и изъять их оттуда вряд ли получится (пока жив Интернет). А вот книги моего отца под угрозой и запросто могут исчезнуть уже для поколения моих детей и внуков. По мере возможностей я занимаюсь оцифровкой книг отца, но пока дело движется слишком медленно. Сохранить его наследие (чтобы остались не только дети, но и книги) - мой сыновний долг. И кто знает, возможно, если я это сделаю, то и "синдром годовщины" меня отпустит.

Понимаю, что у кого-то возникнет вопрос: "А надо ли вообще этим заниматься? Зачем пытаться увековечить эти книги, если они глубоко устарели? Если советской культуры давно уже нет и эти тексты могут представлять интерес разве что для будущих историков? А широкой публике это будет не интересно?". На этот вопрос я уже ответил чуть выше. Духовность существует в разных масштабах и поддерживается преемственностью на разных уровнях. Да, сценарии устаревших советских праздников мало кому интересны. Но в книгах отца есть те самые "мысли за жизнь", которые могут стать путеводной звездой, наметить ценностные ориентиры и для будущих поколений

Мой собственный интерес к истории моей семьи, к достижениям моих предков проявился довольно поздно, лет в 45. До этого было желание строить свою собственную независимую жизнь, а рассказы бабушек-дедушек о предках казались какими-то ненужными байками. Но в какой-то момент (ближе к 45-50 годам) наступает время "пожинать результаты". Невольно начинаешь сравнивать собственные жизненные достижения с теми, что есть у окружающих, и у предков в том числе. Сравниваешь не только поверхностно ("кто что имеет"), но и на более глубинном уровне - благодаря каким жизненным принципам, благодаря какой внутренней философии человек дошёл до жизни такой? А эта самая жизненная философия - в семейных преданиях, в биографиях и документах, и в "прямой речи" наших предков - то есть в текстах (письмах, дневниках, книгах и др.). Поэтому написанные отцом (и мной?) книги я рассматриваю как семейное духовное наследие. До понимания важности которого, возможно, "дозреют" и мои дети, и внуки, и правнуки. 

Возможно и не "дозреют"... Но на всякий случай книги после нас - пусть ОСТАЮТСЯ! 

5. Про духовную преемственность в семье и как её создать


Теперь про поставленные выше вопросы: что делать с духовной преемственностью? Чтобы наши дети были не только "приплодом" (в биологическом смысле), но и становились носителями важных для нас ценностей? 

Ответить крайне сложно. Дело в том, что родители и дети изначально связаны на уровне бытовых забот. Даже если родитель основательно трудится в "духовном измерении", то в повседневности это самое "измерение" может быть полностью скрыто от ребёнка. Например, родитель может быть прекрасным врачом, проводящим уникальные операции, спасающим жизни сотен людей. Ребёнок об этом ничего не знает, он сталкивается лишь с усталым родителем, который приходит поздно вечером с работы, а уходит на неё рано утром. Ребёнку не хватает внимания, эмоционального тепла и общения с родителем, он копит обиды. Отношения незаметно нарушаются, и в скором времени почти всё, что исходит от родителя (в том числе и ценностные установки, правила/принципы жизни и т.п.) воспринимается со знаком "минус".

Что делать, чтобы этого не случилось? Мне не очень нравится идея целенаправленного "идеологического воспитания". Когда детям с раннего возраста прививают какие-то строгие религиозные, политические и т.п. взгляды. Это своего рода навязывание духовности через приучение к ритуалам, через заучивание определенных догм и правил поведения. Но, боюсь, что подобная "индоктринация" напрямую не очень эффективна. Например, можно научить ребёнка молиться и регулярно посещать храм, но 
это вовсе не гарантирует, что он усвоит внутренние моральные нормы своей религии и будет им следовать в своей повседневной жизни. За внешней имитацией "духовности" будет скрываться внутренняя пустота.

Индоктринация (вбивание в голову ребёнка абстрактных истин) бесполезна, особенно если мы сами своим поучениям не следуем

Аналогичным образом и в семейных отношениях бесполезно рассказывать детям о том, почему их папа/мама/дедушка (и т.д.) такой всеми уважаемый человек. Малоэффективно говорить о том, что "он стал таким, потому что... (и далее перечисление неких талантов, принципов, ценностей, целей и т.п.)". Это всё очень абстрактно и похоже на сказки из книжек.

На мой взгляд, есть три очень простые вещи, которые помогут наладить и поддерживать ту самую духовную преемственность между поколениями в отдельно взятой семье: 

1. Имейте общие интересы с вашими детьми/внуками. Откуда эти "общие интересы" возьмутся? Варианты могут быть разные: вы вовлечёте ребёнка в круг своих интересов (главное, не навязчиво и без эмоционального насилия), вы поможете ребёнку обрести собственные интересы и "подключитесь" к ним. 

Чем младше ребёнок, тем легче осуществить первый вариант. Второй вариант гораздо сложнее, потому что наши дети всегда опережают нас - их могут интересовать вещи, которые нам непонятны, сложны или кажутся глупыми. Представьте, что ваш ребёнок увлекается каким-нибудь "русским рэпом" или фанатеет с какой-нибудь компьютерной игрушки. Готовы вы проявить интерес в этим вещам?! Возможно, интерес сначала придётся изобразить, но в случае с данной эмоцией "аппетит приходит во время еды". То есть, чем больше вы прикладываете усилий, чтобы в чём-либо разобраться, тем более подлинный и сильный интерес возникает.

Самый простой способ разделить интересы своих больших/взрослых детей - это включить "сознание ученика". Просто нужно убедить себя, что не только мы, старшее поколение, "знаем ответы на все вопросы и знаем как правильно". Надо осознать, что разум наших детей более открыт всему новому; что их когнитивные способности на подъёме, в то время как наши, скорее всего, уже начали сдавать. В любом случае они острее чувствуют жизнь и их свежий взгляд может быть интересным и полезным для нас.

2. Общайтесь! Подпитывайте ваши общие интересы регулярными разговорами. Для этого нужно время и умение вести партнёрский диалог

При нашей вечной занятости бывает крайне непросто найти достаточное и подходящее время для общения "по душам". Но если вы действительно заинтересованы в том, что после вас "остались только дети (в духовном смысле) и книги", вы это самое время найдёте и забронируете в своём ежедневнике. А ещё лучше, если время для душевных разговоров с детьми будет в числе ваших приоритетов. И вы сами будете творить в своей жизни лучшие встречи со своими близкими.

Пожалуй, сложнее всего в детско-родительских отношениях именно с диалогом в партнёрском стиле. Мы, родители, автоматически занимаем позицию "сверху вниз" (даже в общении со взрослыми детьми). Наши знания и жизненные принципы выкованы в горниле многолетнего жизненного опыта. Мы уверены в том, что мы знаем, в правильности наших убеждений. Плюс сюда могут добавиться разного рода установки вроде: "Дети обязаны слушать своих родителей", "Ребёнок должен уважать мнение родителя", "Хорошие дети всегда соглашаются с тем, что говорят им родители", и т.п. 

Кроме того, в диалоге с детьми мы исходим из "презумпции блага", т.е. из бездоказательного допущения, что всё, что родители говорят/делают в отношении своего ребёнка, делается исключительно ради его блага. Во-первых, это не всегда так. Разумеется, мы любим своих детей и желаем им блага, но ситуативно, в контексте конкретного разговора (при обсуждении какой-нибудь острой темы, под влиянием плохого настроения и т.п.) родители могут быть очень агрессивными и деструктивными. Во-вторых, "презумпция блага" как бы снижает требования к тону и стилистике нашего общения с детьми. Нам кажется, что для того, чтобы это самое "благо" донести до ребёнка, все средства хороши. Поэтому можно кричать, манипулировать, давить, угрожать, применять насилие и т.п. Да ещё и оправдывать себя: "Я тебя сейчас ремнём отхлещу, но это для твоего же блага! Потом спасибо скажешь". 

Про партнёрский диалог можно говорить и писать много... (был выпуск рассылки). Из своего профессионального опыта я знаю, что есть люди, которые быстро и интуитивно схватывают этот самый партнёрский стиль общения (и им легко придерживаться его в общении со своими детьми), но есть люди, которых этому самому партнёрскому диалогу приходится долго учить. Я не буду в этой заметке расписывать все техники партнёрского общения, подскажу лишь общий принцип: представьте, что вы ведёте диалог не с "глупым" ребёнком, а с очень уважаемым представителем, скажем, другого государства или даже инопланетной цивилизации. Это не просто диалог, а переговоры, в которых жизненно важно найти решение, устраивающее обе стороны. Если такое решение не будет найдено, то случится что-нибудь очень плохое, например, война. Поэтому общаться нужно предельно вежливо, дружелюбно, внимательно выслушивая собеседника, стараясь понять его точку зрения и лежащие в её основе глубинные потребности и интересы. Разумеется, нужно учитывать и собственные интересы; уметь спокойно и понятно донести свою позицию/точку зрения до собеседника; получить обратную связь, которая подтверждает, что вас услышали и правильно поняли; не упираться в "единственно правильное решение", а искать взаимовыгодные альтернативы. 

3. Найдите общее дело. Семейные психологи любят говорить про разделение функций/ролей в семье. Даже если в семье существуют "совместные проекты", то каждый отвечает за свой участок работы. Например, есть проект "поддержание чистоты и порядка в доме". Одним из возможных является подход, основанный на территориальном разделении труда. Мама наводит порядок на кухне, отец прибирается в прихожей и в гостиной, ребёнок в своей комнате, и т.д. 

Считается, что такой подход приучает ребёнка к самостоятельности и ответственности. Отчасти это верно, но всегда существует опасность сделать какую-нибудь роль/функцию настолько автономной, что ребёнок будет чувствовать никому не нужным одиночкой. Грань между "предоставлением самостоятельности" и игнорированием (отвержением, отказом в поддержке, нежеланием помогать и т.п.) может быть весьма тонкой. 

"Общее дело" - это то, что вы делаете именно вместе, плечом к плечу. Это любая деятельность, в которой вы выполняете или одинаковые или связанные операции на глазах друг у друга. Если вернуться к приведённому выше примеру с уборкой квартиры, то чтобы она была "общем делом", нужно всего лишь более мелкое распределение "зон ответственности" таким образом, чтобы в одной комнате одновременно действовали 2-3 члена семьи. Например, отец пылесосит ковёр, а ребёнок в это время наводит порядок на своём столе.

"Общее дело" вовсе не означает совпадения целей участников данной деятельности. В терминологии социолога М.Рокича различаются "цели-ценности", связанные с результатом, с конечной целью деятельности, и "цели-средства", связанные с процессом, с качественными характеристиками самой деятельности. Как мне кажется, навязывать детям какие-то конкретные "цели-ценности" как "правильные" или "обязательные", не совсем верно (см.выше про индоктринацию). А вот "цели-средства" они будут самым естественным образом усваивать от родителей в процессе совместной с ними деятельности. В данном случае гораздо важнее не ЧТО мы вместе делаем (конечная цель-ценность может быть любой), а КАК мы это делаем. 

В "общем деле" взрослый выступает в качестве наглядного образца и ретранслятора именно "целей-средств". Вполне возможно, что в будущем для наших детей более значимыми станут другие жизненные цели, чем те, которые были актуальны для нашего поколения. Возможно, что на смену пресловутым "построить дом, посадить дерево, вырастить сына" придёт нечто совсем другое. И нет смысла навязывать им наши представления о целях; подрастут, сами выберут и разберутся. Но вот "цели-средства" будут актуальны ВСЕГДА, а научиться им можно только в процессе совместного "общего дела". 

Подытожим... Получается следующая формула духовной преемственности между поколениями в семье (причём каждый предыдущий этап является обязательной предпосылкой для следующего): 

1. Имейте устойчивые общие межпоколенческие интересы. Интересы не обязательно "духовно возвышенные")). Они могут быть вполне бытовыми или связанными с увлечениями/хобби. Главное, чтобы была "общая почва" для дальнейшего общения и обмена позитивными эмоциями. 

2. Общайтесь! - и делайте это КАЧЕСТВЕННО!  Речь не про ругань и взаимные претензии. И не про обмен формально-дежурными фразами типа "Как дела?" или стандартными праздничными поздравлениями. Речь про открытое, доверительное, партнерское общение. Когда слушаем и слышим, когда есть взаимопонимание. Когда общение с представителями другого поколения не напрягает, не угнетает, не бесит, не тревожит, а даётся легко, заряжает энергией, придаёт уверенности, спокойствия, радости.

3. Придумывайте общие дела/проекты. Делайте что-то такое, где вы можете быть полезны друг другу в осуществлении различных жизненных планов. БУДЬТЕ НУЖНЫ друг другу, сотрудничайте и благодарите за сотрудничество. Действуйте совместно и помните, что важно не то, ЧТО вы делаете, а КАК вы это делаете вместе. Помните, что те "цели-средства", которые продемонстрировали вы в процессе совместной деятельности, зеркально вернутся к вам от ваших близких. И даже если их жизненные цели-ценности будут не очень понятны вам, то, КАК они будут их достигать, вызовет у вас тот самый "эффект узнавания", о котором я писал выше. 

Когда и в каком возрасте можно эту самую формулу духовной преемственности применять?  Да в любом! Хотя, чем раньше (чем младше ваши дети), тем легче это сделать. Со взрослыми детьми сложнее... 

Есть много родителей в возрасте 45+, которые живут с тяжелейшим чувством вины за то, что они "упустили" своих детей. Проще говоря, с самого раннего детства у них не было общих интересов с детьми, они мало (или деструктивно) общались с ними, совместная деятельность практически отсутствовала. В результате "что выросло, то выросло", собственный ребёнок напоминает инопланетянина с чужеродными ценностями. О какой духовной преемственности тут можно говорить? 

В скобках добавлю, что у меня есть ряд состоятельных клиентов, которых эта проблема очень болезненно зацепила. Можно назвать её "проблемой наследника трона". Представьте себе отцов, которые долгие годы напряженно трудились, выстраивая мощные бизнес-империи и зарабатывая громадные состояния. А их собственные дети в это время воспитывались разными жёнами, гувернантками и шпаной с соседней улицы))). У этих "золотых деток" может быть прекрасное образование, но их отцы прекрасно понимают, что как только они отойдут от дел, то их бизнес-империи рухнут. Потому что детям дела передавать нельзя, у детишек "закалка не та". Но откуда ей "той закалке" взяться, если отцы с ними даже не общаются толком?!

В отношениях со взрослыми детьми всегда сложно сделать первый шаг. Особенно, если речь идёт о восстановлении/обновлении этих отношений. Но можно попытаться. Предложенная выше формула духовной преемственности - не панацея. По опыту моих клиентов 45+ знаю, что иногда она срабатывает, иногда нет. Шансы 50/50. Но если вы действительно считаете, что "после нас останутся только дети и книги", если вы почувствуете, что "не прервалась времён связующая нить" (и ваши дети действительно ВАШИ), если это поможет снизить/избавиться от "тревоги второй половины жизни", то почему бы не попробовать?!      

6. Вторая половина жизни с точки зрения возрастной психологии


Один из классиков возрастной психологии, Эрик Эриксон, разработал собственную возрастную периодизацию, состоящую из восьми этапов.  Там он щедрой рукой отмерил на седьмой этап ("Зрелость") промежуток жизни с 26 лет аж до 64 лет. По Эриксону для каждого возрастного этапа характерен некий базовый жизненный конфликт, который можно сформулировать в виде вопроса. Вопрос на этапе "зрелость": "Что я могу предложить будущим поколениям?". (Ну а что, прекрасные дети и полезные книги - вполне себе ответ 😉 )

Этапы возрастного развития по Эрику Эриксону

По Эриксону есть лишь два варианта ответа на этот вопрос. Негативный ответ связан с эгоцентричной зацикленностью на собственных потребностях и проблемах; с застоем в развитии; с негативным отношением к внешнему миру и отрицанием новых возможностей. Позитивный ответ Эриксон назвал "продуктивностью" (или генеративностью), подразумевая под этим весь спектр того ценного, что мы можем создать/сделать для других людей, близких и далёких, как в материальном, так и в духовном смысле. "Продуктивность" обязательно включает в себя целеустремленность, творчество, профессионализм. 

Главная добродетель, которой учит нас жизнь на данном этапе (и овладение которой помогает успешно/счастливо прожить этот этап) - это забота. Нет, не в том смысле, как любят вещать современные молодые психологи: "Сначала позаботьтесь о себе")))) "Забота" подразумевается в просоциальном смысле - как способность быть включенным в самые разные социальные связи (семейные, профессиональные, разного рода сообщества и социальные группы как локальные, так и глобальные). "Забота" - это прежде всего способность отдавать, делать что-то полезное/ценное для других.

Поэтому ответ на вопрос "Чем занять себя во второй половине жизни?" в модели Эриксона прост - оставайтесь продуктивными (в том, что умеете хорошо делать), будьте полезными для окружающих, заботьтесь о тех, кто готов вашу заботу принять или особенно нуждается в ней. И если вдруг получится так, что ваших близких будет тяготить ваша забота - найдите тех, кто её примет с благодарностью.     

Что забавно, в современной возрастной психологии модель Эриксона несколько подкорректировали. Действительно, насколько верно рассматривать людей в возрасте от 26 до 64 как представителей одного возраста/поколения?! Сейчас используется более детальное деление возрастов: ранняя зрелость - 25-39 лет, средняя зрелость - 40-60 лет, поздняя зрелость (предстарческий период) - 61-69, и далее после 70 уже старость. И, кстати, в западной психологии используется термин "кризис середины жизни", который приходится на 45-50 лет.

"Кризис середины жизни" (в отличие от базового жизненного конфликта у Эриксона) вызван целым комплексом причин. Вот неполный их перечень: 

  • снижение "жизненной энергии", ухудшение телесных кондиций (гибкости, силы, выносливости и т.п.);
  • усталость, быстрая утомляемость, накопленный "стресс жизни";
  • возможно, наличие серьёзных хронических заболеваний (сердечно-сосудистых, диабета и проч.), которые дают о себе знать и требуют внимания всё чаще; 
  • достижение "карьерного потолка", людей 40-60 лет часто называют "поколением начальников", но конкуренцию со стороны молодых карьеристов с каждым годом выдерживать всё сложнее; 
  • устаревание профессиональных навыков, снижение трудовой эффективности;
  • эмоциональное выгорание, возможно, потеря должности/работы;
  • стабилизация и постепенное снижение доходов;
  • необходимость заботы о стареющих родителях и смерть родителей;
  • распад привычных социальных связей (в т.ч. проблема "опустевшего гнезда", когда взрослые дети радикально отделяются от родительской семьи, например, уехав в другой город);
  • снижение сексуального функционирования (следовательно, отношения с брачным партнёром должны стать более личностными/эмоциональными/дружескими);
  • возможно, кризис в семейных отношениях ("усталость от брака"), распад отношений и попытки создать новую семью;
  • снижение когнитивных (познавательных) способностей, следовательно, ухудшение обучаемости и избегание всего нового;
  • негативные мысли о будущей старости, обострение страха смерти;

Как выходить из "кризиса середины жизни"? 

 Есть более научные рекомендации, есть более житейские 🙂 . Начну с научных. В модели Эриксона человек в возрасте 50+ оказывается на смысловой развилке, где нужно сделать жизненный выбор между застоем (и постепенным увяданием) и продуктивностью/генеративностью. Очевидно, что выбор в пользу продуктивности является более сложным, так как предполагает сопротивление нарастающей энтропии. Если мы выбираем застой, то "сдаёмся", постепенно сокращаем жизненную активность, начинаем сокращать разнообразие видов деятельности. Если мы выбираем продуктивность, то это означает вызов, стремление удержаться на прежнем уровне жизненной энергии или даже нарастить его. И вопрос лишь в том, чтобы правильно выбрать "точку приложения" этой самой энергии. Эриксон предлагает в качестве такой "точки приложения" заботу; нам нужно лишь найти подходящий объект(ы) и способы, которыми будем заботиться. 

Возрастные кризисы по Эрику Эриксону (при переходе с одного возрастного этапа на следующий)

Но есть и более сложная модель, которая предполагает, что в возрасте 50+ нам необходимо осуществить не один, и целых семь важных жизненных выборов (4 выбора для "средней зрелости" 50+ и 3 выбора для "поздней зрелости" 60+ ). Это выборы внутренние, психологические. По сути это наши решения (осознанные или не очень), готовы ли мы дальше расти и развиваться (с учётом возрастных особенностей) или сдаёмся и начинаем постепенно инволюционировать и деградировать, стареем до срока. 

Эту модель предложил американский психолог Роберт Пек, который ещё в 1955 году опубликовал статью "Психологическое развитие во второй половине жизни" (Psychological developments in the second half of life). Позже (в 1968 году) статья была значительно расширена и издана в виде отдельной книги. Изначально Роберт Пек специализировался как психоаналитик (т.е. пытался осмысливать особенности психологии 50+ в терминах фрейдовской психодинамики), но позже начал активно сотрудничать с психологом Робертом Хэвигхёрстом (у них даже есть совместная монография). 

Хэвигхёрст почему-то крайне непопулярен в отечественной психологической литературе (его даже нет в учебниках по возрастной психологии), хотя он предложил одну из лучших (на мой взгляд 😉 ) возрастных периодизаций, основанных на идее "жизненных задач". Наше общество нормативно и на каждом возрастном этапе своего развития человек должен усвоить эти нормы, что называется "на практике". А для этого он должен успешно решить эти самые наиболее типичные и значимые для социума "жизненные задачи". Хэвигхёрст предложил свой собственный перечень жизненных задач (и их я приводил в одном из первых выпусков моей рассылки), которые были вполне актуальны для США в середине прошлого века))). Очевидно, что "жизненные задачи" могут меняться в зависимости от вызовов эпохи, культурного контекста, социальных изменений и трендов и т.п., но тем не менее, сама идея о необходимости успешного решения жизненных задач - чтобы жить осмысленной жизнью, самореализоваться и чувствовать себя счастливым/благополучным/состоявшимся - очень хороша.

Это я пишу к тому, что Роберт Пек, видимо, проникся идеями Хэвигхёрста о "жизненных задачах", но переосмыслил их несколько глубже. Он понимал их не как внешние "нормативные требования" со стороны общества, а как своего рода внутренние экзистенциальные вызовы, требующие переоценки и переосмысления себя и своей жизни, осознания смысловой "развилки" и совершения правильного жизненного выбора. Итак, какие важные жизненные выборы необходимо осуществить во второй половине жизни...

7. Четыре жизненных выбора для "средней зрелости" (возраст 40-60 лет)


1)  Мудрость вместо физической силы. Я понимаю данный выбор как бережное отношение к себе и своему здоровью. Когда вместо привычных для молодости попыток решить какие-то жизненные проблемы силой, напролом и "наскоком", мы действуем осмотрительно, не спеша, экономим силы. 

Это не означает полного отказа от физической активности (наоборот, ЗОЖ крайне важен!), здесь речь идёт о смене приоритетов. Важно понимать, что наши физические кондиции уже не те, что в молодости, что наше здоровье истончается, а хронические болячки (которые к этому возрасту есть практически у каждого) нуждаются в особом внимании. В молодости мы легко готовы жертвовать своим сном или правильной диетой ради работы; мы не бережём себя в плане физических нагрузок и намеренно гонимся за экстримом и адреналином. Выбор в пользу мудрости означает чуть больше осторожности, внимание к своему телесному состоянию, бережное отношение к здоровью и забота о нём. Ну и умение делегировать/находить альтернативные способы выполнения дел, требующих от нас чрезмерных физических усилий. 

2) Социальность вместо сексуальности. Понятно, что "любви все возрасты покорны", и что иногда период 45+ (обычно это случается, после того как взрослые дети "покидают семейное гнездо") становится временем бурных изменений в отношениях. Накопившиеся проблемы приводят к распаду семьи и к поиску нового сексуального/брачного партнёра. Это та самая ситуация, когда "седина в бороду, бес в ребро", и кажется, что обладание молодым телом поможет вернуть собственную молодость.

Современное общество вполне толерантно к разновозрастным бракам (или любовным связям вне брака), но всегда существует риск, что данные отношения быстро распадутся. Также основанные исключительно на сексе отношения являются довольно однобокими. Как только у более возрастного участника либидо снизится ниже некой критической отметки или усилятся проблемы со здоровьем, новые отношения могут не выдержать проверки на прочность. 

В возрасте "средней взрослости" потребность в сексуальных отношениях у всех разная. Если она достаточно высока, то можно реализовать её как в уже сложившихся отношениях, так и в новых. Но если она начинает снижаться, не стоит воспринимать это как трагедию и бросаться "во все тяжкие", чтобы "вернуть молодость". Вместо сексуальности предлагается как можно больше общаться с разными людьми, создавая новые и укрепляя существующие межличностные отношения. 

Есть множество исследований, согласно которым чем больше у людей 50+ друзей, чем шире круг социальных контактов, тем лучше они себя чувствуют (и в физическом и в эмоциональном смысле), и тем дольше проживут. Рекомендуется увеличить частоту общения (и душевную теплоту!) с давними друзьями/родственниками/приятелями, а также активно расширять свой круг общения. Можно искать какие-то новые группы/сообщества людей "по интересам"; знакомиться в туристических поездках или на массовых мероприятиях; найти единомышленников в каких-нибудь волонтёрских организациях/проектах; если вы ещё работаете, больше общаться с коллегами или найти себе какую-нибудь дополнительную занятость, которая даст возможность общаться с новыми людьми. Просоциальность (дружеские отношения, основанные на альтруизме и общих интересах) - это лучший способ сублимации сексуальности "для тех кому за...". 

3) Эмоциональная гибкость вместо эмоциональных фиксаций. Поясню. С возрастом у нас формируются устойчивые вкусы и привычные "объекты привязанностей". Формируются шаблоны эмоционального реагирования: есть вещи/ситуации/люди (и т.п.), которые нам точно нравятся, и которые точно не нравятся. Пока мы молоды, мы находимся в поиске. Если мы утрачиваем один объект, который вызывал у нас позитивные эмоции, мы начинаем активно искать другой объект и готовы пробовать новое, экспериментировать, пока не обретём "новую радость".

В зрелом возрасте мы уже не в поиске, мы уже нашли и чётко знаем, что нас порадует, а что расстроит. Но с возрастом неизбежно возникает ощущение, что жизнь - это путь утрат. Умирают близкие нам люди. Исчезают из продажи привычные для нас продукты и товары. Умирают "лица эпохи" - актёры, политики, спортсмены и проч. Меняется "начинка" (контент) СМИ, уходят из эфира фильмы и музыка, на которых мы росли и взрослели, которые были нашим "культурным кодом". Привычный нам мир незаметно затуманивается и исчезает, а вот ощущение, что раньше и "водка была слаще и девки добрее"))) возникает всё чаще.

Чем жёстче мы привязаны к тому, что нам нравится, тем сильнее выражена наша эмоциональная фиксация (в психоаналитическом смысле). Мы накрепко привязаны к объекту своего желания, а в случае его утраты испытываем сильнейшую фрустрацию, тревогу и разочарование. Чем больше таких утрат накапливается с возрастом, тем сильнее становится наше разочарование в жизни (и в себе). И поверьте, это очень страшно - в конце жизни оказаться "у разбитого корыта", потерять всё, что любил и ценил. 

Альтернативой является эмоциональная гибкость - т.е. способность находить новые объекты, вызывающие устойчивые положительные эмоции (любовь, радость, счастье, уверенность, удовлетворенность собой и жизнью и т.п.). Для этого важно иметь "открытое сознание", активно интересуясь всем новым, не бояться "дегустировать" жизнь, по полной использовать любые появляющиеся на горизонте новые возможности. Важно сохранить умение удивляться и продолжать расширять свой эмоциональный опыт (в этом кстати хорошо помогут новые люди, см.п.2). Не сидите на месте, пробуйте новое, будьте немного авантюристами, и жизнь не перестанет вас радовать! 

4) Ментальная (интеллектуальная) гибкость вместо ригидности. Выше я уже писал о том, что с возрастом мы "костенеем" в своих убеждениях, жизненных установках и принципах (вплоть до превращения в "живые консервы"). К возрасту 50+ у нас накапливается достаточный опыт для того, чтобы "всё понять в этой жизни". Мы достаточно тверды в своих убеждениях; знаем, что "правильно", а что нет; готовы поучать и оценивать подрастающее поколение. 

Но на самом деле любой индивидуальный жизненный опыт, каким бы обширным он не был, всё равно ограничен. Кроме того, жизнь очень быстро меняется. Не факт, что то, что для нас было очевидно и правильно, будет оставаться таким же лет через 10-20-30-50. Меняется общество. Наука и техника не стоят на месте, меняя представления о мире и об образе жизни. Не факт, что с возрастом наш разум настолько открыт, чтобы знать о всех новых веяниях, понимать и принимать их. Кроме того, никто не гарантирует, что наши убеждения достаточно рациональны (в смысле КПТ) и не содержат серьёзных когнитивных искажений.

Ригидность проявляется в виде "упёртости", в готовности всегда и везде защищать свои собственные представления о жизни. Это бездоказательная уверенность в своей правоте, на основании которой мы предъявляем претензии окружающему миру, критикуем всех, чьё мнение отличается от нашего. Особенно достаётся "непутёвой молодёжи"))).

Если посмотреть на ситуацию со стороны (что непросто), то оказывается, что каждый из нас "сам себе злобный Буратино")). В том смысле, что наша неудовлетворенность жизнью/людьми и наше "старческое брюзжание" является всего лишь следствием наших собственных представлений о жизни. Осознать и изменить эти негативные убеждения - задача непростая, но стоит попробовать её решить (в любом, кстати, возрасте)). Интеллектуальная гибкость проявляется прежде всего в способности переосмысливать свои собственные взгляды на жизнь; критически оценивать свои собственные убеждения; усваивать новую информацию, в соответствии с которой корректировать свои жизненные принципы. 

Есть ещё три жизненных выбора для возраста "поздней зрелости" (60+). Я их подробно расписывать не буду (пока не актуально))), только перечислю: 

5) Дифференциация (и интеграция) "Я" вместо исполнения конкретных социальных ролей.

6) Трансценденция тела вместо поглощённости телесными проблемами/недугами.

7) Трансценденция "Я" вместо страха исчезновения.     

Резюмируем: чтобы пережить "кризис середины жизни" (который ориентировочно может случиться в 45-50-55), нужно

1) Заботиться о своём теле, быть здоровым и в хорошей физической форме.
2) Поддерживать и расширять круг позитивных социальных контактов.
3) Находить как можно больше новых "радостей жизни".
4) Развиваться в интеллектуальном плане, избавляться от негативных установок. 

Звучит вроде бы просто, но какой горизонт для работы над собой! 😉 Удачи! 

P.S.  Тему психологических рекомендаций о том, чем себя занять во второй половине жизни и как преодолеть "кризис середины жизни" (если вдруг для кого-то это актуально), я обязательно продолжу; уже есть идеи для следующих постов. Следите за публикациями! 






Если вам понравился / был полезен этот текст, обязательно загляните в "Чаевые"!



Задать вопрос автору (психологу, бизнес-консультанту Сергею Калинину), договориться об online-консультации или коуч-сессии можно: kalinin.s.09@gmail.com



Подписаться на мою рассылку "Идеи для саморазвития". (Ранее "Как стать лучшей версией себя?").



Моя книга Калинин С.И. "Чтение как образ жизни" (2018 г.)



Поделитесь с друзьями в социальных сетях:



Комментариев нет:

Отправка комментария